Натуральные красители тканей - как древние мастера окрашивали ткани

Надо отдать должное древним мастерам-красильщикам, чьи остроумные решения некоторых сложных проблем в своем ремесле можно смело поставить в один ряд с величайшими открытиями. Ведь в течение многих веков всего около трех десятков естественных красителей были в употреблении, да и их не так-то просто удавалось использовать. О том, какого мастерства достигло красильное ремесло в средние века, можно судить хотя бы на основании того факта, что, имея в своем распоряжении 5-6 естественных красящих веществ, мастер красильни должен был обеспечить и обеспечивал Императорскую шпалерную мануфактуру шерстяной и шелковой пряжей, окрашенной в 800 обязательных цветов оттенков.

Еще в глубокой древности красильщики обнаружили, что прочность окрасок шерстяного волокна можно значительно увеличить, если шерсть до или после крашения обрабатывать (протравливать) некоторыми солями - хромовыми или алюминиевыми квасцами, железным или медным купоросом и т. д.; при этом иногда неузнаваемо менялся и цвет окраски: из красного в синий, из коричневого в черный. В то время еще не знали, что как белковые соединения, лежащие в основе шерстяного волокна, так и многие красители способны образовывать с металлами протравы внутрикомплексные соединения. Один и тот же атом металла, вступая сразу в два комплекса (с молекулой волокна и с молекулой красителя) становится как бы мостиком, прочно связывающим краситель с волокном.

Гораздо хуже обстояло дело с целлюлозными волокнами. Целлюлоза - вещество нейтральное, она не вступает в реакцию ни с красителями кислотного, ни с красителями основного характера. Краситель, который прочно удерживался шерстяными волокнами, мгновенно вымывался при промывке целлюлозных волокон. Поэтому, чтобы закрепить краситель на хлопковом или льняном волокне, приходилось прибегать к обходным маневрам.
В отличие от шерсти, целлюлоза порознь не реагирует ни с солями металлов, ни с красителями: для первых у нее нет подходяще расположенных заместителей, способных, словно рак клешней, «зажать» атом металла, а для вторых - кислотных или основных групп, образующих с ними соли. Но если краситель способен давать комплекс с металлом и этот комплекс нерастворим в воде? Если такой комплекс можно получить прямо на волокне? В данном случае, утратив растворимость, краситель останется в порах волокна и окрасит его. Так поступали, например, с ализарином (красящим веществом марены), который с солями алюминия образует великолепный по красоте красный комплекс (дает кумачовый цвет).

Трудность применения ализарина заключалась в том, что он нерастворим в воде. Поэтому растворять его приходилось в водном растворе щелочи. Но тогда он превращался в анион, который отталкивался от гидроокиси алюминия, осажденной на волокне. Помогли красильщикам свиноводы, державшие свои фермы по соседству плантациями марены. Скармливая парнокопытным питомцам дешевые остатки корней марены, после извлечения из них красителя, они заметили, что кости свиней становятся красными. Мастера красильного дела, учтя особое сродство ализарина к кальцию, стали дополнительно обрабатывать волокна солью кальция. При этом волокна кипятили в красильной ванне (заваривали) или обрабатывали паром (запаривали). Красильщики так и говорили про цвет - красный заварной и красный запарной... Но не в названиях, а в том, что процесс был сложным, длинным и, следовательно, дорогим.

Для крашения хлопка красителями основного характера использовали иной прием. И опять открыть его помог случай. Заметили, что волокно, пропитанное дубильным раствором, начинает удерживать основные красители. Хлопок обрабатывали раствором танина - главной составной части дубильных экстрактов. Чтобы не вымывался при последующем крашении, его уже на волокне переводили в нерастворимое состояние. Затем волокно красили. Прочно осевший в его порах танин вступал с красителем в реакцию солеобразования закреплял его на волокне.

Вернуться на страницу натуральные красители тканей



Copyright © 2007 - 2017 Ryadi трикотажная одежда
Красители   Пряжи   Сырье   Кружево   Вышивка